О журнале
Выпуски журнала
Наши авторы   
Библиотека
Авторам
Контакты
Форум
Яндекс.Метрика
 
Вультей Г. (2018). Диатриба о философском совершенстве человека

<< К содержанию выпуска

ЖурналМетодология и история психологии Год2018 Выпуск4 Страницы111–140
РазделИстория психологии ТипНаучная статья DOI10.7868/S1819265318040118
Для цитатыВультей Г. (2018). Диатриба о философском совершенстве человека // Методология и история психологии. Вып. 4. С. 111–140.




Диатриба о философском совершенстве человека


Журнал «Методология и история психологии» продолжает публикацию перевода сборника «ΨΥΧΟΛΟΓΙΑ» (1590) под редакцией Р. Гоклениуса (начало см.: 2018, вып. 2). Вниманию читателя предлагается перевод «Диатрибы о философском совершенстве человека» Германа Вультея, доктора права, с 1592 г. – ректора Марбургского университета. Перевод с латинского выполнен Л. И. Рагозиным.

«Диатриба» Германа Вультея является первым произведением, включенным Рудольфом Гоклениусом в свою компилятивную «Психологию». Этот опус младшего коллеги Гоклениуса не имеет ничего от инвективы, характер данной речи скорее дидактический. Написанная в высокопарной риторической манере, близкой к стилю «Посвятительного письма» Гоклениуса и равно пестрящая цицеронианизмами, «Диатриба» Вультея выделяется среди всех составных частей этой компиляции подобно акварельной картине среди чертежей. Хотя исследование совершенства человека в его существенных проявлениях кажется основной целью «Диатрибы», однако, равнозначность таких понятий, как «ΨΥΧΟΛΟΓΙΑ», «совершенство человека», «дух» и «дебат о происхождении его», постулированная изначально Гоклениусом, принуждает Вультея сосредоточиться в основном на контроверзе Pro et Contra ex traduce – главном фокусе дебата о происхождении духа (т. е. разумной души) и подлинном и единственном предмете книги. Метафора «биологического» распространения человеческой души, ex traduce являлось непосредственным выводом из библейского рассказа о сотворении души первого человека из божественного дыхания (Бытие II:7). Современное возникновению теологии, но обремененное материалистическими и монистическими импликациями, ex traduce с трудом терпелось Церковью, чьи Отцы и Учители за редкими исключениями не считали его совместимым с ее официальным учением. Бремя доказательства ложности ex traduce, взятое на себя многими учеными и несомое ими в течение столетий, само по себе является проявлением антиномичной природы этого феномена; сам Гоклениус впоследствии осознал, что был предпринят сизифов труд. Автор «Диатрибы», однако, еще не утратил своих иллюзий. После вступления, где набрасываются основы аристотелевой методологии, разрабатывается основная тема. Целые серии доводов, возражений и опровержений образуют почти театральную механику, с помощью которой ex traduce терпит поражение как на богословской, так и на метафизической арене. Но, кроме духа «и, в первую очередь, [дебата] о происхождении его», совершенство человека надобно искать в его теле и общественных институтах, в которых оно задействовано. В соответствие с этим Вультей делает эскиз анатомии и физиологии по основным линиям Везалия и присоединяет к нему беглый очерк государственного устройства поздней Римской Республики и ранней Империи (Принципата) в качестве образца общественного организма. Тем не менее ему не удается дать отчетливое выражение идеи человеческого совершенства; его произведение являет образ агрегата из трех блоков, едва связанных между собой цементом риторики; ему равно не удается соотнести предмет «Диатрибы» с «Тимеем», толкование которого послужило Вультею предлогом к ее написанию.

| Версия для печати |
© 2019 Методология и история психологии